Новости

Молитва Ефрема Сирина.

Молитва Ефрема Сирина.

Творят ее таким образом:

Господи и Владыко живота моего! Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми.
(земной поклон)

Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему.
(земной поклон)

Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь.
(земной поклон)

Боже, очисти мя, грешнаго/грешную.
(12 раз с поясными поклонами)

И ещё раз всю молитву полностью с одним земным поклоном в конце.

Она прекрасно показывает суть покаяния: мало раскаяться в грехах, нужно постараться заместить всë недолжное, скверное в своем сердце противоположными по духу добродетелями. Переключиться, так сказать, со знака «минус» на знак «плюс».

Состоит эта молитва из трех групп прошений: сперва мы просим Бога ослабить в нас действие праздности, уныния, властолюбия, празднословия — тех страстей, которые особенно мешают настроить сердце на покаяние; далее просим самого необходимого для оживления нашей души — целомудрия (то есть духовной цельности и чистоты), смирения, терпения и любви к окружающим. Концовка же молитвы — квинтэссенция православного отношения к себе и окружающим: «Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего». Ведь никто из нас не в силах исправить другого, только себя (и то с Божией помощью).

Почему акцент сделан именно на названных страстях и добродетелях?

Праздность, пишет протопресвитер Александр Шмеман в книге «Великий пост», — наш основной недуг и «корень всех грехов». «Это — та странная лень и пассивность всего нашего существа, что тянут нас всегда “вниз”… постоянно убеждают нас в невозможности, а потому и нежелательности что-либо изменить. Это поистине глубоко вкорененный в нас цинизм, который на каждый духовный призыв отвечает: “зачем?” и благодаря которому в течение всей нашей жизни мы растрачиваем данные нам духовные силы».

Уныние — плод праздности: во власти уныния человек «лишен возможности видеть что-либо хорошее или положительное; для него всë сводится к отрицанию и пессимизму». Такой человек — постоянный собеседник дьявола, который непрестанно «лжет… о Боге и о мире», «наполняет жизнь тьмою и отрицанием».

Любоначалие, то есть любовь к власти, входит в нашу жизнь под влиянием лени и уныния. Ведь, как объясняет отец Александр Шмеман, «если моя душа не направлена к Богу, не ставит себе целью вечные ценности, она неизбежно станет эгоистичной, эгоцентричной, а это значит, что все другие существа станут средствами для удовлетворения ее желаний и удовольствия». Не всегда любоначалие побуждает нас командовать другими людьми, оно может выражаться и «в равнодушии, презрении, отсутствии интереса, внимания и уважения к другим людям». Но в обоих случаях люди рассматриваются как «пешки», предметы окружающей нас обстановки, а не как самоценные личности.

Наконец, празднословие — это когда дар речи, полученный человеком от Бога, используется не по назначению. Слово, которое может стать мощным творческим инструментом, средством спасения ближнего и утверждения правды Божией, на практике «подкрепляет» дух праздности, уныния и любоначалия и приобретает огромную разрушительную силу…

Целомудрие противоположно праздности, продолжает отец Александр Шмеман: если праздность означает «рассеяние, разделение, изломанность наших мнений и понятий, нашей энергии, невозможность видеть вещи, как они есть, в их целом», то целомудрие — это прежде всего целостность, правильная иерархия сил и способностей человека.

Смирение — плод такого целостного взгляда на мир: «одни смиренные способны жить по правде, видеть и принимать вещи так, как они есть, и благодаря этому видеть Божие величие, доброту и любовь ко всем». Терпение рождается из смирения: только «“падший” в своей естественной природе человек — нетерпелив… скор на суд и осуждение других» и, руководствуясь неполными, изломанными, искаженными понятиями, «хочет, чтобы жизнь для него стала немедленно удачной». А «чем больше мы приближаемся к Богу, тем терпеливее мы становимся, тем более отражаем в себе свойственное одному Богу бережное отношение, уважение к каждому отдельному существу». Наконец, любовь — высший дар, цель всего нашего духовного пути, именно она и испрашивается в конце молитвы Ефрема Сирина
деятельность прихода
Made on
Tilda